Клуб журналистов АРФГ: первое интервью с Анастасией Потёкиной

Мы начинаем публиковать серию интервью с членами клуба журналистов АРФГ.  Наши герои – настоящие акулы финансовой журналистики. Они все из разных регионов страны, объединяет их профессионализм, неординарность, умение писать просто на сложные темы, объективность. Встречайте первого участника клуба АРФГ – Анастасию Потёкину!

Анастасия Потёкина: «Я бы скорее говорила о том, что вымрет не журналистика, 

а традиционные СМИ вынуждены меняться и в принципе меняются»

Анастасия Потёкина - журналист, редактор проекта «Финансист» (Москва, Казань, Красноярск). 

– Расскажите о себе, где вы родились, где сейчас живете, чем занимаетесь? 

–  Родилась в Красноярске, последние 2 года живу в Москве. Являюсь журналистом-редактором-ответственным за всё, до чего у других не дошли руки, в Красноярском и Казанском порталах «Финансист», параллельно тружусь директором по связям с общественностью в управляющей компании «Сила Роста» - компании с дальневосточными корнями. Так что режим работы практически круглосуточный и во всех часовых поясах нашей необъятной родины.

–  Вы мечтали быть журналистом с детства? Или в детстве были другие мечты?

–  В детстве я мечтала быть актрисой. Иногда разведчиком. Но точно не журналистом.

– Как в итоге пришли к мысли о журфаке?

–  Когда ты пишешь школьные сочинения на сплошные пятёрки и их, построив в ряд твоих явно страдающих одноклассников, зачитывают вслух, утопая в слезах умиления, педагоги, а физика и химия, и тем более алгебра даются тебе хоть и сравнительно просто, но не рождают понимания, как применить эти знания в реальной жизни – прямой тебе путь на журфак. Вот я и пошла.

–  Расскажите про свою студенческую жизнь.

–  Откровенно говоря, особой студенческой жизни у меня не было. Со второго курса я уже работала. Последние два года практически не посещала лекции – но на нашем факультете тогда приветствовали такой подход, справедливо полагая, что практика даёт более надёжные навыки, нежели теория. Но сессии сдавала хорошо, тренируя не только память чтением чужих конспектов, но и коммуникативные навыки. 

–  В каких СМИ работали? Какие темы вам близки? 

– Карьера моя в качестве журналиста – не особо ярка. Был опыт работы в газете Автостандарт, как раз в студенчестве. С подругой вели рубрику про женщин и автомобили (это было оооочень давно, и тогда тема гендера водителя была прямо злободневной). Подруга разбиралась в тачках, а я умела с юмором писать. Зарплату получали то подсолнечным маслом, то билетами на какое-нибудь шоу. Эпизодические пробы себя то на ТВ, то на радио вообще нельзя считать чем-то серьёзным. Писать постоянно начала только когда запустила собственный проект – красноярский портал «Финансист» в далёком 2003 году. Несколько лет, до переезда в Москву выпускала передачу «Финансовая пятница» на Бизнес ФМ в Казани и Красноярске. Писала и пишу тексты «под заказ» для федеральных журналов и порталов.

– Много зависит от заголовка. Где-то даже отдельные люди придумывают их к материалам. Но чаще все же сами журналисты. Ваш лучший заголовок? 

– Я не особо креативна в заголовках, честно, но случались неплохие, как мне кажется:

2009 год: Год пузыря. Лизинговый романс. Кредитный брокеридж: а был ли мальчик? Прокрустово ложе информационной безопасности в банках. Личный взгляд на неприличные наличные.

–  Финансовая тема – основная на сегодня в журналистике? Получали вы какое-то специальное образование в этой сфере? Курсы? Самообразование? 

–  Да, я пишу про финансы, в основном про банковские услуги, про банковскую отрасль. Когда «Финансист» начал развиваться, обрастать аудиторией, для пущей уверенности получила второе высшее на Экономе по специальности «Финансы и кредит». 

–  Если есть опыт общения с финансовыми мошенниками по телефону? И читателям будет интересно, как их распознать и «отшить». 

– Да, бывало. «Отшиваешь» в зависимости от настроения. Бывает ты только жизнерадостно собрался пообщаться – а на том конце уже распознали «бывалого» и сами добровольно положили трубку. Про «распознать» очень много советов есть в сети. Ключевой – из банка не будут звонить и просить данные. Кладёте трубку и звоните сами в контакт-центр банка, если уж так хочется пообщаться с банком, чтобы убедиться, что всё точно в порядке. Обязательно сразу сообщайте, что записываете разговор и включайте показательно диктофон – я так не делаю, конечно, это слишком лёгкий ход: для жестоких людей с чувством юмора, как у меня, есть более забавные выходки. Например, занимаетесь своими делами, пока человек жужжит в телефон, когда задаёт вопрос – реагируете как человек-дурак «ой, я ничего не понял, повторите, пожалуйста», и так дальше по кругу, пока там человек не окосеет и не сдастся.

–  Какой материал попал на «Рублевую зону»? А другие награды в области журналистики? 

– Пожалуй, других наград и нет, не считая многочисленных благодарностей от партнёров и профильных ведомств. Никогда не было страсти гнаться за премиями - некогда. На Рублевую-то зону и то попала благодаря тому, что наш офис-менеджер сама нарыла информацию и подала заявку, в первый раз она же и ездила на мероприятия конкурса.

Я получала дипломы Рублёвой Зоны три раза – один раз за «Финансовую пятницу» на Красноярском БизнесФМ, второй раз – за публикацию на «Финансисте» (хоть убейте, не помню, какую, стыд мне и позор), и третий – самый, пожалуй, приятный и ценный приз – 1 место в номинации «Акула финансовой журналистики» в 2019 году. Вообще хорошая вечеринка тогда получилась.

–  Журналисты, как правило, люди творческие настолько, что в свободное время занимаются еще кучей дел и проектов. У вас есть хобби? Или какое-то побочное от журналистики занятие, которое приносит вам удовольствие, заряд энергии? 

– Хобби? У меня работа в корпорации и собственный маленький бизнес, двое детей – школьников, постоянно какие-то курсы повышения собственных знаний и компетенций. Вот это всё и есть мои занятия, которые приносят мне удовольствие. От работы журналиста отдыхаю в пиаре, от пиара – в журналистике, от всего – с детьми в частых поездках.

–  Во времена пандемии люди стали мало путешествовать, удалось этим летом посмотреть новые места? 

–  Да, преимущество проживания в Москве и наличия машины в том, что ты можешь сесть и ехать. Или полететь к морю на пару дней. Этим летом я этими преимуществами активно пользовалась.

–  Многие говорят, что сегодня журналистика вымирает. Если раньше это была одна из престижнейших профессий, то сегодня она переживает кризис. Каждый сам себе журналист, социальные сети обгоняют по популярности традиционные медиа. Ваше мнение о том, как будет развиваться профессия? Не умрет ли? 

– Сложный вопрос. Но я бы скорее говорила о том, что вымрет не журналистика, а традиционные СМИ вынуждены меняться и в принципе меняются. Каждый сам себе журналист? Да, возможно. Я сама узнаю оперативную новостную сводку из Telegram, далеко не всегда это каналы «больших» СМИ. Повестку социальную тоже всё чаще черпаешь из соцсетей. С другой стороны, журналист, способный выдавать серьёзную аналитику, будет читаем и в условном «Фэйсбуке». Так что, повторюсь, вопрос не к журналистам, а к классическим СМИ.

–  Говорят, что когда люди подходят к краю своей жизни, то они часто жалеют о том, что много работали, мало уделяли внимания близким… Как вы думаете, какие бы у вас были сожаления? Что хотелось бы сделать, делать почаще, чего не удается в круговерти жизни, но что для вас ценно? 

–  Пока я льщу себе надеждой, что нашла равновесие между личным и рабочим. Кажется, успеваю всё, что хочу успевать, кроме, разве что, высыпаться. Поэтому, сожаления оставлю пока на тот период, который Вы упомянули. Хотя я лично планирую в старости как раз заняться теми вещами, которыми не успеваю сейчас – как раз теми самыми хобби, так что, возможно и перед смертью сожалеть будет также некогда.

–  Если бы вам дали возможность взять интервью у любого человека ныне живого, то с кем бы вы хотели пообщаться? 

– Хотела бы пообщаться с опальным экс-министром экономического развития РФ Алексеем Валентиновичем Улюкаевым, вот по-настоящему, глубоко и о многом, и что бы без внутренней самоцензуры интервьюируемого.

–  А если бы дали возможность взять интервью у кого-то, кто не с нами уже? Или даже у персонажа? 

–  Надежда Крупская. Что двигало ею? Какие были ожидания и какие разочарования в итоге?

–  Какой литературный герой на вас оказал влияние? Писатель? Что читаете сейчас? 

– Нет такого литературного героя. Каждая прочитанная книга даёт что-то в общий багаж суждений и представлений, иногда кроху, но тем не менее. Читаю сейчас значительно меньше, чем 15-25 лет назад, к сожалению. Стараюсь придерживаться простой последовательной формулы: одна книга – прочитанная ранее классика, одна книга – что-то из современной прозы, одна – что-то из философии, религиоведения или психологии. Сейчас на очереди роман ирландского писателя Мартина Кайня и «Христианство» Клайва Стейплза Льюиса.

–  Как правило, журналисты – люди с хорошим чувством юмора. Можете рассказать самую смешную историю из своей жизни? 

– Ой, историй масса, казалось бы. Но нужно их рассказывать лично, за бокалом морса, потому что чаще это жанр трагикомедии, конечно. А вот из рабочего опыта могу рассказать отличный анекдот: один крупный частный банк проводил в декабре 13 года конференцию для журналистов, выступал в том числе на ней заместитель федерального министра экономики, который очень скучно, не поднимая глаз от бумажки, оттарабанил свой доклад и пытался сбежать с кафедры сразу после выступления, однако был остановлен опытным ведущим, предоставившим нам возможность задать вопросы. Отвечал чиновник на вопросы тоже неохотно, но вот на вопрос «А как вы считаете, как сильно может вырасти доллар ещё?» (а все же помнят декабрь 13го года, да?), он реально оживился, в первый раз за всё время поднял глаза на аудиторию и абсолютно искренне сказал: «А я вообще не понимаю, почему россиянам так важен курс доллара? Зарплату все получают в рублях, тратят в рублях!». Вопросов больше ни у кого не возникало. Цитата облетела СМИ. 

–  Как близкие относятся к вашей профессии? 

–  Муж, дети - все с пониманием. «Мама работает» - сигнал, что нужно от мамы отстать. Детям 13 и 10 лет, они уже в принципе понимают, чем занимается мама, довольно подкованы в финансовых вопросах.

– В моем детстве все мальчики на новогоднем утреннике были зайчиками, девочки – снежинками. Вам какой-то ваш костюм запомнился? А если бы сегодня вы выбирали образ на костюмированный карнавал, в кого бы переоделись? 

–  Несмотря на то, что моё детство пришлось на времена тотального дефицита, костюмы и в детский садик, и в школу у меня и моих сестрёнок были крутыми всегда – у мамы были золотые руки и умение из… (гхм, давайте назовём это «ничего»?) из ничего сделать что-то прекрасное. Костюм ёлочки, бабочки, снегурочки, конфеты – шедевры, воспоминания о которых греют душу до сих пор. А вот уже в подростковом возрасте мы с подругой придумали и сделали костюмы девочек из кабаре, поделив одни сетчатые колготки (жуткая редкость тогда) на два чулка – по одному каждой. Педагогический коллектив был в шоке, мальчики, впрочем, тоже. Я до сих пор люблю костюмы, в последний раз на вечеринке я была в костюме бабы Яги – вполне мой образ тоже.



Источник: АРФГ 

22 Ноября 2021

Возврат к списку


Поделиться: